Наcилиe в Беларуси: Спасение от ареста

Если ли право у силовиков на выстрелы? Янка Беларусь рассказывает о повседневной жизни в Минске в эти тревожные времена. Эпизод 11.

Foto: Valery Sharifulin/ITAR-TASS/imago

Историю рассказала мне подруга. Она живёт в Минске рядом с метро «Пушкинская», где 10 августа во время акции протеста погиб от выстрела со стороны силовиков Александр Тарайковский. Этот белорус стал первой жертвой творящегося сейчас в стране милицейского произвола.

На месте убийства Александра был устроен импровизированный мемориал, куда люди приносили цветы и свечи. Милиция убирала несколько раз его, но на следующий день люди восстанавливали памятные знаки о происшествии.

Die Tagebucheinträge in deutscher Sprache finden sie hier.

Недалеко от этого места находится обычный супермаркет. В один из воскресных вечеров, когда в Минске уже традиционно происходят марши солидарности, моя подруга пошла за продуктами в него.

И услышала в магазине жуткий женский крик. Очень бледная девушка рыдала. Оказалось, что ОМОН хотел затащить ее в автозак, но какой-то парень оттолкнул силовиков в сторону и пошел вместо неё. Спас ее от ареста. Девушка не спросила ни имени его, в шоковом состоянии она и лица его не запомнила. Теперь она билась в истерике.

Неожиданно к ней подошёл мужчина в черном комуфляже и шлеме и просто обнял её. Окружающие были удивлены, так как решили, что это омоновец. Но это оказался байкер. Он прижал девушку к себе и гладил ее волосы, успокаивал. Когда она подняла на него глаза, то увидела, что и у него в глазах стояли слёзы.

Моя подруга вышла из магазина и решила пойти по, как ей казалось, безопасной соседней улице домой. Но там стояли автозаки и другая военная техника с ОМОНом внутри. А люди, находящиеся на этой улице, прижимались спинами к стенке напротив. Это выглядело страшно, будто их собираются расстреливать.

Моя подруга быстро вернулась опять в магазин. Неожиданно минут через десять раздался звук моторов и, когда она выглянула, то увидела, что военный транспорт уехал. А люди как ни в чем ни бывало вернулись к обычной жизни: пошли по своим делам, дети начали играть. Как будто ничего не произошло буквально сейчас.

Я не знаю, что в этой истории меня пугает больше: бесчинство, которое творят с людьми силовики с людьми, или то, что последние воспринимают это как должное.

Einmal zahlen
.

Fehler auf taz.de entdeckt?

Wir freuen uns über eine Mail an fehlerhinweis@taz.de!

Inhaltliches Feedback?

Gerne als Leser*innenkommentar unter dem Text auf taz.de oder über das Kontaktformular.

45 лет. Журналист-фрилансер.С рождения живёт и работает в Минске. Коротко про себя говорит: „Моя жизнь очень хорошая. Мне всё очень интересно наблюдать, слушать, чувствовать, трогать и нюхать“. Писать старается на темы, которые бросают вызов.

Bitte registrieren Sie sich und halten Sie sich an unsere Netiquette.

Haben Sie Probleme beim Kommentieren oder Registrieren?

Dann mailen Sie uns bitte an kommune@taz.de