Организация протестов в Беларуси: Посменно

Пока жена на демонстрации, муж ухаживает за кошкой. Ольга Декснис рассказывает о повседневной жизни в Минске в эти тревожные времена. Эпизод 6.

Foto: Dmitri Lovetsky/ap

Александр Сенкевич – предприниматель из Минска, делает сайты на заказ. Его жена – активистка и проект-менеджерка, почти каждый день участвует в акциях протеста против действующей власти.

- У нас дома кошка, дорога как ребенок, – говорит Александр. – Мы с женой договорились, что будем ходить на митинги по очереди. Так сложилось, что она взяла на себя активную позицию.

Die Tagebucheinträge in deutscher Sprache finden sie hier.

- В воскресенье я поехал на работу. А жена как обычно – на митинг. На несколько часов в Минске отключили мобильный интернет. Это трактуется так: ОМОН снова разгоняет мирных граждан, идут задержания. Кстати, женские митинги трогали впервые. На этот случай жена надевает удобную одежду и обувь, с собой берет зубную щетку и женские штучки. В такие минуты, если она не отвечает на смс или звонок, становится тревожно. Но ей везет, всегда возвращается домой.

Митинги в поддержку Лукашенко начались 16 августа, когда он впервые вышел к народу и созвал работников госсектора со всей страны. Не секрет, что они выходят за дополнительную премию к зарплате из госбюджета, а не за идею. Провластные митинги проходят под лозунгом «За батьку», или под песню «Саня останется с нами».

- В пути на работу, рядом со мной в соседней полосе ехала колона с митингующими за Лукашенко, машин 50-60, большинство дорогих, – говорит Александр. – Знаете, люди, которые выходят под бело-красным флагом, заряжены одной идеей и позитивом. На лицах людей президента я не увидел радости и единения. Такое чувство, что их загнали сюда силой. Обычно такие колоны люди сопровождают словом «ганьба», или показывают дизлайк пальцем.

До выборов и сразу после в массовых беспорядках Лукашенко винил Запад и Россию, потом поменял стратегию. Вчера же получил от Путина обещание кредита в 1,5 миллиарда долларов со словами, назвав Путина старшим братом.

- И сейчас митинги за Лукашенко используют флаг России, флаг Советского союза и георгиевскую ленточку и свой – государственный, – говорит Александр. – Такой странный микс. Не правда ли? Мне как-то задали вопрос: почему твоя жена ходит на митинги, а ты сидишь дома? Жена ответила: изменения зависят от каждого из нас! Кто – то вывешивает флаг на балконе, кто-то сигналит в воскресенье в знак солидарности, кто-то сидит с ребенком или как я с котом, пока жена на акциях. Мы все находимся в цепочке изменений. Поеду сейчас приготовлю жене ужин, чтобы ей было приятно возвращаться домой с этой борьбы за свободу. А изменения – это вопрос времени. Мы все равно победим!

Einmal zahlen
.

Fehler auf taz.de entdeckt?

Wir freuen uns über eine Mail an fehlerhinweis@taz.de!

Inhaltliches Feedback?

Gerne als Leser*innenkommentar unter dem Text auf taz.de oder über das Kontaktformular.

из Минска, редактор портала про агрокультуру AgroTimes.by. Автор социальных проектов и интервью. Пишу истории про людей из уязвимых групп: люди с инвалидностью, ЛГБТ, беженцы и так далее.

Bitte registrieren Sie sich und halten Sie sich an unsere Netiquette.

Haben Sie Probleme beim Kommentieren oder Registrieren?

Dann mailen Sie uns bitte an kommune@taz.de