Арест журналистов в Беларуси: Следуя совести

Ведущий уволился с государственного ТВ. Его наказывают. Ольга Декснис рассказывает о повседневной жизни в Минске в эти тревожные времена. Эпизод 4.

Foto: Evgeniy Maloletka/ap

Юлия Семченко – жена бывшего начальника президентского пула на государственном ТВ – ОНТ. После выборов ее муж написал заявление об увольнении. Спустя месяц его задержали на 15 суток за участие в несанкционированном митинге, хотя, в тот момент он был журналистом и выполнял свою работу. Позавчера в дом Семченко постучались четверо мужчин не в форме, трое из них были в медицинских масках и только у одного – удостоверение.

- Милиция приехала к 17 часам вечера, – вспоминает Юлия. – Я, муж и маленький сын были дома. – Мы увидели, что к нам пришли незнакомые, встревожились. Ребенок ничего не понял. Сотрудники вели себя корректно, мужчина без маски сказал: не пугайтесь, все хорошо, Дмитрий должен проехать с нами во Фрунзенское РОВД.

Die Tagebucheinträge in deutscher Sprache finden sie hier.

- Дима попросил приехать самостоятельно к ним завтра. Но мужчина был категоричен: узнаем все в Отделе Внутренних Дел! Мужу дали время собраться. Дима спросил: а вы знаете, кто я? Они ответили утвердительно и подметили, что именно поэтому ведут себя культурно. И тут у меня застыл в глазах вопрос: а что, бывает иначе? Мужчина резюмировал: ситуации бывают разные.

Семья Семченко ожидала такой исход событий. Неделей ранее задержали известных ведущих государственного ТВ, им дали по 10 суток за нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий.

- Мы морально готовились, – говорит Юлия. – Только к 10 вечера дня задержания я узнала, что муж находится в изоляторе временного содержания. На следующий день состоялся суд по видеосвязи (задержанных в суд не доставляют уже несколько месяцев из-за пандемии). Дали 15 суток, и это однозначно перебор. Это максимальный срок по этой статье.

- Лето 2020 года было тяжелым как для белорусского народа, так и для нашей семьи. Я видела, как сложно Диме давалась работа в период выборов. Он перестал находить вообще точки соприкосновения. Я активно выражала свою позицию против действующей власти, он работал в пуле. Конфликтов из-за этого у нас не было, мы много говорили о ситуации в стране. Думали и сердцем, и головой. Решение об увольнении не было спонтанным. Муж говорил: когда будет решающий момент, я обязательно поступлю по совести. События после выборов стали последней каплей. Он обещал поступить по совести и он исполнил это обещание передо мной. За это я ему очень благодарна.

Einmal zahlen
.

Fehler auf taz.de entdeckt?

Wir freuen uns über eine Mail an fehlerhinweis@taz.de!

Inhaltliches Feedback?

Gerne als Leser*innenkommentar unter dem Text auf taz.de oder über das Kontaktformular.

из Минска, редактор портала про агрокультуру AgroTimes.by. Автор социальных проектов и интервью. Пишу истории про людей из уязвимых групп: люди с инвалидностью, ЛГБТ, беженцы и так далее.

Bitte registrieren Sie sich und halten Sie sich an unsere Netiquette.

Haben Sie Probleme beim Kommentieren oder Registrieren?

Dann mailen Sie uns bitte an kommune@taz.de