Наcилиe в Беларуси: Убит ни за что

Силовики показали: мы можем убить любого белоруса безнаказанно. Янка Беларус рассказывает о трагических событиях в Минске. Эпизод 33.

Blumen,Kerzen und ein Foto von Roman Bondarenko

Foto: BelaPAN/reuters

В среду 11 ноября около 10 часов вечера жители домов ставшей уже легендарной „Площади перемен“ увидели, что к ним приехали четыре микроавтобуса с тонированными стеклами с неизвестными в масках, чтобы в очередной раз снять бело-красно-белые ленточки. В местном чате жильцов 31-летний художник Роман Бондаренко, некогда служивший во внутренних войсках в бригаде особого назначения, написал: „Я выхожу!“. По свидетельствам очевидцев Роман спросил у людей в гражданской форме зачем они приехали и что делают. Один из мужчин был изначально агрессивно настроен и начал грубить, оскорблять, а потом толкнул Романа. Через несколько минут его уже держали несколько человек.

„Было видно, что люди умеют проводить задержания. Романа в бус уносили в сознании“, – не сдерживает слез Татьяна, которая была на месте событий.

Спустя примерно полтора часа Бондаренко доставили из отдела милиции в больницу скорой помощи в состоянии комы. Мужчина был страшно избит: большой отек мозга, закрытая черепно-мозговая травма, весь в ушибах и гематомах. Его состояние было оценено врачами как критическое, оптимистических прогнозов после многочасовой операции по трепанации черепа дать они не могли. Вечером 12 ноября Роман скончался в реанимации.

Die Tagebucheinträge in deutscher Sprache finden sie hier.

МВД прокомментировало случившееся так: „Некоторые граждане с целью доведения до окружающих своего личного мнения по поводу своей политической позиции вывешивают, рисуют, наклеивают негосударственную символику на фасадах зданий, городских конструкциях, личных автомобилях и т.п. Другие неравнодушные граждане пытаются восстановить порядок и не допускать нарушений правил благоустройства. С последствиями подобных конфликтов, иногда весьма плачевными, разбирается МВД.“

Судя по этому сообщению, Роман был избит „неравнодушными гражданами“. То есть гражданами у которых нет души. Нет чести. Нет совести. Нет ничего человеческого. Тяжело осознавать, что на месте молодого мужчины мог оказаться абсолютно любой. И быть убит. Действия силовиков – это даже уже не фашизм, это геноцид. Но ни министр внутренних дел, ни генеральный прокурор не подают в отставку. Такие действия приемлемы? Виновные в преступлении уйдут безнаказанно?

Я верю в высшую справедливость. И что если есть на свете Бог, он совершит возмездие за это преступление. Нельзя нарушать заповедь „Не убий“, просто нельзя.

Вечером 12 ноября во двор, где жил Роман, пришло более тысячи человек почтить его память, поставить свечи и помолиться. В полдень 13 ноября белорусы намерены остановить работу минутой молчания. И, я надеюсь, осознания того, что допустить повторения подобного – просто нельзя.

Einmal zahlen
.

Fehler auf taz.de entdeckt?

Wir freuen uns über eine Mail an fehlerhinweis@taz.de!

Inhaltliches Feedback?

Gerne als Leser*innenkommentar unter dem Text auf taz.de oder über das Kontaktformular.

47 лет. Журналист-фрилансер.С рождения живёт и работает в Минске. Коротко про себя говорит: „Моя жизнь очень хорошая. Мне всё очень интересно наблюдать, слушать, чувствовать, трогать и нюхать“. Писать старается на темы, которые бросают вызов.

Bitte registrieren Sie sich und halten Sie sich an unsere Netiquette.

Haben Sie Probleme beim Kommentieren oder Registrieren?

Dann mailen Sie uns bitte an kommune@taz.de