Braindrain из Беларуси: Программисты – релоканты

Белорусский ИТ- специалист участвовал в дворовых чатах и покинул страну. Ольга Декснис рассказывает о событиях в Минске в эти тревожные времена. Эпизод 79.

Eine Person winkt mit einer rot-weißem Flagge aus einem Fenster in Minsk

Foto: ITAR-TASS/imago

Утром в моем мессенджере телефонный номер знакомого изменился с белорусского на польский.

- Так вайбер сообщил, что ты покинул страну? – интересуюсь я у Владимира.

Die Notizen in deutscher Sprache finden sie hier.

- Да, мы с женой сначала поехали в Киев, где получили шенген, а потом уехали в Краков, чтобы начать новую жизнь. Претензии со стороны милиции были такие: участие в дворовых чатах (государством трактуется как – экстремистское формирование), вывешивание БЧБ-флага на собственном доме (участие в одиночном пикете), и репосты материалов телеграм – канала „Нехта“.

- При каких обстоятельствах уезжали?

- Пока жена была в больнице, меня выманили в миграционную службу, там меня принял ГУБОП (Главное управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией), – вспоминает Владимир. – Милиция зачищала дворовые собрания белорусов (после выборов люди выходили во дворы своих домов с пирогами и чаем в знак солидарности против фальсификаций). Сейчас в эти чаты можно попасть на условиях конспирации. Милиция упоминала телефонный биллинг (следили за людьми: выходили ли на протесты, выходили ли во дворы, искали организаторов чатов и собраний).

- Сунули мне постановление об обыске, просили разблокировать телефон, стали угрожать что депортируют жену. Послал их – оснований не было. Надели наручники, отвезли домой. Там били, пока не сказал все пароли от гаджетов. Забрали личную и рабочую технику. Сфотографировали БЧБ-флаг на окне дома, и первый раз увезли на сутки. Пока сидел в тюрьме, жене вручили предписание покинуть страну (она россиянка, покинула). Освободившись, я получил еще 10 суток за репост материала с „экстримистского“ телеграмм-канала „Нехта“. И уже стало ясно, что будут давить, пока не уеду.

- Почему выбрали именно Краков, Польшу?

- Много чего устроило: география – горы рядом, поблизости места, которые нравятся, стабильная экономика, стоимость жизни, возможности по бизнесу. В Беларусь не вернусь. Мы с женой работаем в тех ИТ-компаниях, что и в Беларуси, только удаленно. Собираю документы на открытие ИП, что платить налоги принимающей Польше, а не своей – на содержание „омона“, который истребляет свой народ. Самая большая боль – я не смогу видеться с сыном от первого брака, он в Минске.

Родители Владимира живут в деревне Витебской области, верят телевизору, в котором Лукашенко – это идеальный лидер Беларуси.

- Они читают, что во всем виноваты враги, которые „пытались захватить Беларусь“, – говорит Владимир. – Необразованных людей много, на них основная ставка. Приоритет государства – уничтожение системы образования. Думающие люди невыгодны стране. Потери, которые сейчас понесет Беларусь – восполнить вряд ли получится. Люди уедут навсегда.

Кстати, при опросе сотрудников ИТ-компаний на первом месте для релокации Польша. За неё „проголосовало“ почти 65% респондентов. В топе – Литва и Украина. Еще, популярные варианты – Чехия, Швеция, Португалия, Испания, Дания (по данным сайта dev.by 2020 год).

Einmal zahlen
.

Fehler auf taz.de entdeckt?

Wir freuen uns über eine Mail an fehlerhinweis@taz.de!

Inhaltliches Feedback?

Gerne als Leser*innenkommentar unter dem Text auf taz.de oder über das Kontaktformular.

из Минска, редактор портала про агрокультуру AgroTimes.by. Автор социальных проектов и интервью. Пишу истории про людей из уязвимых групп: люди с инвалидностью, ЛГБТ, беженцы и так далее.

Bitte registrieren Sie sich und halten Sie sich an unsere Netiquette.

Haben Sie Probleme beim Kommentieren oder Registrieren?

Dann mailen Sie uns bitte an kommune@taz.de