Парафашизм в Беларуси: Президентами рождаются

Полное разрушение правовой системы. Янка Беларус рассказывает о жизни в Минске в эти тревожные времена. Эпизод 102.

Lukaschenko in Uniform

Lukaschenko bei einer gemeinsamen Truppenübung von Russland und Belarus am 12.09.2021 Foto: BelTA/ap

В Беларуси полностью уничтожена правовая система. На смену ей пришёл один из отличительных признаков фашизма – социал-дарвинистская философия führerprinzip („принцип лидерства“), которую сформулировал Герман фон Кайзерлинг. Это как раз о том, что „президентами рождаются“: право на закон и власть монополизировано участниками „клана Лукашенко“ (и это очень похоже на мафиозные кланы в Сицилии). Лукашенко прямо говорит о том, что следующим президентом Беларуси он видит своего незаконнорожденного сына Николая, которому сейчас 16 лет. А формулироваться эти идеи будут исходя из разделения страны на участников клана, его боевое крыло (армия) и гражданское население.

Воля и законодательные интерпретации участников „вертикали“ и боевиков хунты на всех уровнях государства уже установлены выше законодательных актов. Сам закон становится произвольной случайностью. С момента установления парафашисткого режима вариантов законов Беларуси становится десятки тысяч – и каждый из них основана на случайной интерпретации слов Лукашенко представителями „вертикали“. Это даже не правовой дефолт – это полное разрушение правовой системы.

Любое устное заявление Лукашенко системно превращено в закон и выполняется даже при наличии прямого конфликта с требованиями Конституции и других нормативно-правовых актов. Произвольная интерпретация законов в голове самого мелкого чиновника автоматически становится выше любых законодательных норм – и правовая система становится совершенно непредсказуемой.

В этике führerprinzip даже самый преступный приказ становится новым законом по факту озвучивания приказа. Поэтому жертв произвольных убийств в этой этике можно признать виновными в их собственной насильственной смерти хотя бы за дезертирство из жизни.

После того, как боевики Лукашенко взялись за выполнение требований Патрушева (=Путина) о полной зачистке белорусского гражданского общества, в нашей стране начат переход в новое состояние авторитаризма – парафашизм. От классического фашизма существующая в Беларуси система отличается только отсутствием внятной идеологии „нового“ национального характера, воспитания „великого белоруса будущего“. Во всём остальном, Беларусь – такое же фашистское государство, как режимы Муссолини и Франко, которые опирались на вождизм, государственный террор и подавление всякого инакомыслия.

Die Notizen in deutscher Sprache finden sie hier.

Лукашенко и его команда не только не ставят задачей строительство нового общества или „человека будущего“, но и вообще не обладают сколько-нибудь устойчивой идеологией. Идеология белорусского парафашизма крайне ситуативна: сегодня режим паразитирует на дружбе с Кремлём, завтра – на защите суверенитета от российской агрессии. Это идеология хамелеона, который готов принять любую идеологическую окраску.

Какое место в этой системе остаётся для гражданина? В ноябре 2020 (после фактического введения военного положения) граждане Беларуси были лишены права на мирное выражение несогласия в любой форме. Сейчас, в августе 2021, поставлена задача полностью запретить любое гражданское участие как таковое. Гражданин не имеет права делать ничего, что хоть сколько-нибудь конкурирует с функционалом преступного клана или ставит под сомнение его состоятельность.

Einmal zahlen
.

Fehler auf taz.de entdeckt?

Wir freuen uns über eine Mail an fehlerhinweis@taz.de!

Inhaltliches Feedback?

Gerne als Leser*innenkommentar unter dem Text auf taz.de oder über das Kontaktformular.

45 лет. Журналист-фрилансер.С рождения живёт и работает в Минске. Коротко про себя говорит: „Моя жизнь очень хорошая. Мне всё очень интересно наблюдать, слушать, чувствовать, трогать и нюхать“. Писать старается на темы, которые бросают вызов.

Bitte registrieren Sie sich und halten Sie sich an unsere Netiquette.

Haben Sie Probleme beim Kommentieren oder Registrieren?

Dann mailen Sie uns bitte an kommune@taz.de