Политзаключенные в Беларуси: Возраст не имеет значения

Несколько несовершеннолетних находятся под стражей. Ольга Декснис рассказывает о событиях в Минске в эти тревожные времена. Эпизод 80.

Foto: Imago

По состоянию на 30 апреля 2021 года в Беларуси признаны 360 человек политзаключенными. Среди них активисты штабов кандидатов в президенты, блогеры, участники акций протеста, бизнесмены и другие несогласные с нынешней властью белорусы.

Но есть и „особая“ группа заключенных – это подростки до 18 лет. Основные обвинения они получили за участие в массовых мероприятиях 10 августа (почти сразу после выборов). За решеткой сейчас находятся 6 парней, им вменяют уголовные статьи. Если сложить весь их срок заключения, то получится 15 лет лишения свободы на всех. Так что они сидят?

Die Notizen in deutscher Sprache finden sie hier.

16-летний Дмитрий Стрижак из небольшого города Добруш создал телеграмм – канал „Данные карателей Беларуси“. В этом канале парень „публиковал данные милиционеров“. Описание канала было такое „мы сливаем информацию людей, которые бьют мирных протестующих“. Имена и адреса он находил в аналогичных пабликах.

Кстати, на момент задержания парню было всего 15 лет, и сразу ему не могли дать срок, потому что наказание наступает с 16 – летия. Проверка в отношении него проводилась по четырем статьям: клевета, публичное оскорбление представителя власти в связи, незаконный сбор или распространение информации о частной жизни и мошенничество. Диме дали 2 года, которые он проведет в специальном воспитательном учреждении закрытого типа.

16-летний Никита Золоторев осужден на 5 лет воспитательной колонии за то, что он „кинул коктейль Молотова“ в ОМОН на протестной акции. Самодельная граната была сооружена другим человеком, но брошена Никитой. Кстати, бутылка упала просто на асфальт и не принесла никому увечий. Парень болеет эпилепсией и говорит родителям, что его избивают в СИЗО. Следователи провели проверку и не выявили никаких нарушений.

17-летний Виталий Прохоров из Жлобинаосужден на два года в воспитательной колонии за то, что кинул камень в сторону автозака ОМОНа. Свою вину он не признал. Кстати, его задержали спустя полгода после произошедшего и обвиняли по двум статьям: насилие в отношении милиционеров и за организацию беспорядков. Родители парня говорят, что во время задержания Виталия сильно избили.

Кроме этого, в тюрьме находятся еще трое несовершеннолетних ребят, которых судят по „бресткому делу“ за участие в протестах. По делу проходят 9 человек, их судят партиями, не всех сразу. Потерпевшие – 29 милиционеров, они уверяют, что в них протестующие кидали камни. А последние жаловались, что ОМОН и милиционеры в них стреляли.

Репрессии в Беларуси продолжаются.

На этой неделе директор независимой газеты Intex-press Владимир Янукевич за интервью с Тихановской получил штраф в 20 базовых величин (190 евро), газету лишили подсписки на второе полугодие (подписка – основной доход газеты), а в отношении директора начаты два административных протокола и уголовный процесс.

Интернетная и газетная версии интервью с Тихановской включены в „Республиканский список экстремистских материалов“ на сайте Министерства информации Республики Беларусь. Что будет с газетой? Неизвестно. Но директор обратился к читателям с возможностью поддержать ресурс – купить и распространить газету!

Кстати, все вышеперечисленное говорит об одном, взять под стражу могут каждого и в любой момент.

Einmal zahlen
.

Fehler auf taz.de entdeckt?

Wir freuen uns über eine Mail an fehlerhinweis@taz.de!

Inhaltliches Feedback?

Gerne als Leser*innenkommentar unter dem Text auf taz.de oder über das Kontaktformular.

из Минска, редактор портала про агрокультуру AgroTimes.by. Автор социальных проектов и интервью. Пишу истории про людей из уязвимых групп: люди с инвалидностью, ЛГБТ, беженцы и так далее.

Bitte registrieren Sie sich und halten Sie sich an unsere Netiquette.

Haben Sie Probleme beim Kommentieren oder Registrieren?

Dann mailen Sie uns bitte an kommune@taz.de