Задержания в Беларуси: Почему врачи?

Может ли врач протестовать в личное время? Янка Беларусь рассказывает об абсурдных действиях власти в Минске. Эпизод 28.

Ein Demonstrant und eine Demonstrantin halten Pappschilder hoch

Foto: ITAR-TASS/imago

Утром во вторник в цепи солидарности на одном из проспектов в Минске задержали десять медиков РНПЦ «Кардиология». Врачи вышли до начала своего рабочего дня и были одеты в белые халаты. Приехал ОМОН и забрал их. Тем самым была заблокирована работа отделения, которая занимается экстренной помощью при инфарктах, отложены плановые операции.Хочется задать вопрос силовикам: в Беларуси появились бессмертные, которые не боятся ничего? У них нет родственников, близких, друзей, которые находятся в зоне риска и могут прямо сейчас просто не получить диагностику и лечение, потому что специалист арестован?

Как вообще можно трогать врачей, которые мирно стоят на улице? Во все времена, даже военные, существует правило, продиктованное здравым смыслом – не трогать тех, кто спасает жизни. Но в Беларуси, похоже, настали другие, бесчеловечные времена.

Die Tagebucheinträge in deutscher Sprache finden sie hier.

Днем задержанных в цепи солидарности медиков РНПЦ «Кардиология» выпустили. На каждого составили по административному проколу об участии в несанкционированной акции.

А в Facebook появился пост от врача: «В сознании среднего человека медик – сферическое существо в вакууме, находящееся вне политики. Это, кстати говоря, практически верное утверждение: медик не может, руководствуясь политическими мотивами, отказать кому-то в помощи или оказать эту помощь некачественно. Это правда. Но медики НИКОГДА не промолчат там, где нарушаются все возможные права человека. Мы обещали и клялись бороться за жизни и здоровье людей, а нам мешают не только исполнять наши клятвы, но даже – говорить об этом. Нам запрещают вслух высказываться о вопиющих преступлениях против человека, совершаемых властями.

Когда студент-медик выходит между занятиями посидеть на лестнице в холле университета и попеть «Купалинку», его клеймят позором и недвусмысленно намекают на то, что он будет иметь проблемы на экзаменах.

Когда врачи выходят в нерабочее время на мирный митинг, предусмотрительно неся с собой аптечку, на случай, если придётся помогать товарищам, их безжалостно арестовывают, оскорбляют, через слово припоминая «клятву Гиппократа», а потом – увольняют и исключают из университетов. И снова же: оскорбляют, унижают, поливают грязью.

Когда медик рассказывает о происходящем к стране в социальных сетях, ему тоже угрожают, говорят, что он не имеет права открывать свой рот.

Я пишу о медиках, потому что сама являюсь врачом и потому что десятки моих знакомых медиков, не боявшихся выходить, говорить, писать, требовать, пострадали от бездушной государственной машины.

В моем посте слово «медик» можно заменить любым другим: учитель, инженер, домохозяйка, пенсионер.Человек.Права Человека нарушаются в Республике Беларусь и поэтому медики, учителя, инженеры, домохозяйки, пенсионеры, ЛЮДИ Беларуси не могут больше молчать.

А несогласным я хочу просто напомнить о том, что лучший мир нельзя построить на страхе, молчании людей, крови и боли. Нельзя и всё.

Мы молчать не будем.У нас есть голос.Мы есть».

Einmal zahlen
.

Fehler auf taz.de entdeckt?

Wir freuen uns über eine Mail an fehlerhinweis@taz.de!

Inhaltliches Feedback?

Gerne als Leser*innenkommentar unter dem Text auf taz.de oder über das Kontaktformular.

45 лет. Журналист-фрилансер.С рождения живёт и работает в Минске. Коротко про себя говорит: „Моя жизнь очень хорошая. Мне всё очень интересно наблюдать, слушать, чувствовать, трогать и нюхать“. Писать старается на темы, которые бросают вызов.

Bitte registrieren Sie sich und halten Sie sich an unsere Netiquette.

Haben Sie Probleme beim Kommentieren oder Registrieren?

Dann mailen Sie uns bitte an kommune@taz.de