Сценарии ужасов в Беларуси: Железный занавес падает

Kогда авиасообщение прекратилось, страх людей стал еще больше. Ольга Декснис рассказывает о событиях в Минске в эти тревожные времена. Эпизод 89.

Bodenpersonal am Flughafen in Minsk beim Einweisen eines Flugzeugs der Fluggesellschaft Belavia

Foto: Leonid Faerberg/imago

Последнее время новости все хуже: закрыли лучшее СМИ страны, некоторых сотрудников задержали, другие успели за день выехать из страны, счета заблокировали (примерно 300 человек остались без зарплаты, отпускных, без декретных), умер в тюрьме правозащитник, задержали бывшего редактора канала „Нехта“ и его девушку. И „вишенкой на торте“ новость – мы не можем вылететь из Беларуси во многие страны мира.

- Вот вам и чистое небо над головой, – шутят в Фейсбуке, схожую фразу Лукашенко неоднократно произносил после выборов (фраза послевоенная).

Die Notizen in deutscher Sprache finden sie hier.

- Давайте будем честны: мы всегда знали, что лоукосты убьют Belavia, – шутит у себя на странице сооснователь и руководитель BY_help (помощь репрессированным белорусам). Просто никто не думал, что это сделает один самолет.

Небо всегда ассоциировалось со свободой. Что мы имеем сейчас? В белорусском думающем обществе повисла апатия. Многие ждали лето, собирались в отпуск, чтобы хоть немного отдохнуть и сменить обстановку.

Меня еще беспокоит тот факт, что когда нам будет угрожать прямая опасность, мы уже не сможем взять билет на ближайший рейс, чтобы покинуть любимую страну, как сделали другие. Историй таких много. Сегодня весь день над Минском очень низко летают самолеты, на их хвосте – государственный флаг. Куда летят непонятно.

- Я не знаю кто я: беженец, дауншифтер или экспат, – пишет у себя на странице бывший сотрудник tut.by Вадим. – Если приходится за полчаса собираться, чтобы уехать с одним чемоданом в один конец, куда летит ближайший рейс, – беженец. Если у тебя был оффер в одну из крупнейших технологических консалтинговых компаний в ЕС, а ты отказался и остался куда прилетел – в Одессе – вроде дауншифтер. Если живешь у моря в доме 19 века в большой квартире с 4-метровыми потолками и камином, где когда-то творил сценарист „Ликвидации“, а небольшой запас на жизнь ещё не закончился, наверное, экспат.

- Я уже 3 месяца вдали от дома, близких и друзей, с маленькой дочкой и беременной женой, которой по законам „социального“ „государства“ уже не положено пособие на ребёнка из-за отсутствия в Беларуси. Спасибо, что BySol и ByPol предупредили о потенциальном интересе ко мне со стороны карателей. Причём причина нелепая. На моем месте мог оказаться, наверное, любой, кто был не в том месте.

- Почему я должна уезжать? – комментирует блогер Мария, часто задаваемый вопрос белорусам сейчас. – Я так давно шла к покупке собственной квартиры и к жизни, о которой мечтала, здесь все мои близкие.

На государственном ТВ Беларуси оскорбляют людей по именам. Там говорят, кто будет „следующий репрессированный“.

Посмотрела и российское ТВ, шокировала их новая риторика: это наши 9 миллионов человек (российский журналист про белорусов), это наши 6 губерней (областей страны), и пора бы у Лукашенко их забрать.

- Мне как-то не по себе, – пишет мне коллега Саша с Киева. – Не дай Бог вас присоединят к России. Учитывая наш Донбасс и Крым, то я не знаю, чего ожидать?!

Пока белорусская власть устраивает репрессии против собственного народа, кто-то просто наблюдает. В воздухе тревога.

Einmal zahlen
.

Fehler auf taz.de entdeckt?

Wir freuen uns über eine Mail an fehlerhinweis@taz.de!

Inhaltliches Feedback?

Gerne als Leser*innenkommentar unter dem Text auf taz.de oder über das Kontaktformular.

из Минска, редактор портала про агрокультуру AgroTimes.by. Автор социальных проектов и интервью. Пишу истории про людей из уязвимых групп: люди с инвалидностью, ЛГБТ, беженцы и так далее.

Bitte registrieren Sie sich und halten Sie sich an unsere Netiquette.

Haben Sie Probleme beim Kommentieren oder Registrieren?

Dann mailen Sie uns bitte an kommune@taz.de