Культура памяти в Беларуси: Воздушные шары вместо танков

Как прошло празднование Дня Победы во Второй мировой войне. Янка Беларус рассказывает о жизни в стране в эти тревожные времена. Эпизод 83.

Празднование Дня Победы на площади Победы в Минске Foto: Maxim Guchek/imago-images

9 мая в Беларуси отмечали День Победы во Второй мировой войне. В стране, где погиб каждый третий, 76 лет это всё ещё важный день, но это не праздник, а день скорби и уважения к оставшимся в живых немногочисленным ветеранам.

В прошлом году, в самый разгар первой волны COVID-19 Лукашенко потребовался провести парад в центре города. Ни в одной стране такая нелепая затея не пришла в головы глав государства, а наш президент, видимо, в детстве так и не наигрался в „солдатики“. Тот парад собрал рекордно низкое количество зрителей, даже российские военные отказались от участия в нём.

Die Notizen in deutscher Sprache finden sie hier.

В этом году парада не было, Лукашенко решил ограничиться возложением венков, концертами и салютом идеологически „правильных“ цветов: красного и зелёного. Несмотря на то, что экологи были против выпуска в небо во время одного из концертов 4000 гелевых шаров, он состоялся. Я очень надеюсь, что птицы не сильно пострадают, как и не сильно будет загрязнено место падения этих шаров – убирать этот токсичный мусор с земли и воды государство не собирается.

Впрочем, оно не собиралось в этом году финансово помогать и оставшемуся небольшому количеству ветеранов. Изначально в Министерстве труда заявили, что разовые выплаты не предусмотрены. Тогда гражданская инициатива BYSOL запустила срочный сбор на выплату для ветеранов.

7 мая ситуацию прокомментировал Лукашенко и пообещал, что все участники войны обязательно получат разовую помощь прямо ко Дню Победы. Он заявил, что для поддержки ветеранов выделены немалые средства (около 20 миллионов евро). В Беларуси осталось в живых 3337 участников той войны, что на 1469 меньше, чем годом ранее. И вот инвалидам войны выдали по 487 евро, узникам концлагерей по 227 евро.

Не надо быть математиком, чтобы задать вопрос: а где остальные деньги, Саша? (Саша – уменьшительное от имени Александр (Лукашенко), если в подобном тоне можно говорить бывшему президенту с людьми, то я разрешаю это и себе, – прим.автора).

Недавно немецкие адвокаты подали заявление в федеральную прокуратуру Германии от имени пострадавших от пыток беларусов из-за совершенных преступлений против человечности. „В целом действия властей можно назвать только зверскими“, – отметили адвокаты. Знаете как на это отреагировал Лукашенко? „Не наследники фашизма будут меня судить… Кто вы такие, чтобы меня судить? За то, что я защищаю вас и свою страну?“

Даже если закрыть глаза на недопустимость высказываний таким хамским образом главой государства своего недовольства, то хотелось бы напомнить бывшему президенту, что Германия свои ошибки признала, покаялась и выплатила компенсации пострадавшим. И именно эта страна и имеет полное право осуждать фашизм, поднимающий голову в 21 веке в Европе. И именно немцы являются прямыми наследниками 12 Нюрнбергских процессов, то есть опытными судьями над преступниками против мира и человечества.

Но Лукашенко, хоть по образованию и „историк“, такой же профессионально непригодный как и президент. Ничего не помнит, ничего не анализирует. Впрочем чего ожидать от человека, который утверждает, что его отец погиб во время Второй мировой войны? А сам родился в 1954 году.

Ученые выяснили, что некоторые виды млекопитающим могут откладывать развитие беременности и роды на более благоприятный для выживания период. Похоже, что Лукашенко – не человек, а кенгуру или олень, или тюлень, или грызун…Хотя может он имел в виду не биологического, а своего идеологического отца – Гитлера, которым он неоднократно восхищался?

Это тогда бы объяснило геноцид белорусского народа, который оказывается неугодным, ненужным и подлежащим уничтожению белорусским „фюрером“. Несколько лет назад я была в Нюрнберге: красивейший город, великолепный дом-музей Альбрехта Дюрера, прекрасный фонтан Шёнер-Бруннен на площади Хауптмаркт, сказочный средневековый замок Кайзенбург. Но я с удовольствием вернусь, чтобы выполнить свои профессиональные обязанности журналиста, в то место, где ещё не была – в Дворец юстиции. В день, когда там состоится процесс над Лукашенко.

Einmal zahlen
.

Fehler auf taz.de entdeckt?

Wir freuen uns über eine Mail an fehlerhinweis@taz.de!

Inhaltliches Feedback?

Gerne als Leser*innenkommentar unter dem Text auf taz.de oder über das Kontaktformular.

45 лет. Журналист-фрилансер.С рождения живёт и работает в Минске. Коротко про себя говорит: „Моя жизнь очень хорошая. Мне всё очень интересно наблюдать, слушать, чувствовать, трогать и нюхать“. Писать старается на темы, которые бросают вызов.

Bitte registrieren Sie sich und halten Sie sich an unsere Netiquette.

Haben Sie Probleme beim Kommentieren oder Registrieren?

Dann mailen Sie uns bitte an kommune@taz.de