Чернобыль: 30 лет спустя: Город, которого нет на картах

Орбита – спутник АЭС, которую свернули из-за чернобыльской аварии. Город-призрак открыли для себя беженцы с Востока Украины.

Вид из окна с разбитыми стёклами

Здесь когда-то была жизнь. И возможно вернётся опять Foto: Ирина Цымбал

Без газа, транспортного сообщения и питьевой воды вынуждены жить жители поселка Орбита в Украине. Почти в 300 километрах от Киева, в Черкасской области.

Орбита – название бывшего городка энергетиков, которого нет на картах. Сюда не заезжает автобус, здесь нет садика и школы. В двух полупустых пятиэтажках живёт около полторы сотни людей. Не живут. Выживают… А еще несколько десятилетий тому назад это был грандиозный проект с амбициозными планами развития. В начале семидесятых годов недалеко от районного центра Чигирин развернули масштабное строительство. Сначала электростанции на мазуте, потом перепланировали на угольную, а после решили, что это будет атомная.

„На её сооружение ехали люди со всего бывшего Союза“, вспоминает бывший строитель Василий Прихно. Мужчина сам бросил семью в Кировограде и одним из первых прибыл сюда, чтобы получить работу. „Не успел приехать, как меня сразу посадили на трактор, мол, иди работай. Подвозил им железо, стекловату, а потом большой трактор дали, строили дома“.

На стройке работало тогда три тысячи людей. Строили саму станцию и рядом посёлок энергетиков на 20 тысяч жителей. Здесь предусмотрели больницу, садик, школу, дворец культуры. Успели построить два общежития, два дома на пять этажей, Универмаг и столовую. В газетах тогда писали: „В городе Орбита должен был вырасти гигант энергетики“. Но планам не суждено было сбыться. После катастрофы на Чернобыльской АЭС и массовых протестов напуганных людей строительство тут заморозили.

„Всё было заселено и дома были заселены. А после аварии начали писать, что здесь атомная не нужна и пошло всё в тартарары“, говорит Владимир Кононенко. В 80-ых он работал в дирекции строительства. После того, как проект закрыли, люди начали покидать городок, не было работы.

Владимир остался. Сейчас уже пенсионер, живёт в полупустой пятиэтажке. Вода в кране – техническая. Питьевую возит из соседнего села за несколько километров. Имеет огород. Тем и питается. Автобус сюда не заходит. Немного людей и во второй пятиэтажке. Всего тут 60 семей. Многие перебрались сюда из общежитий – малосемеек, которые неподалеку. Они теперь – мёртвые, заброшенные. Пустует около 400 квартир. Вместо окон зияют черные дыры. Среди разрухи одинокие забытые вещи бывших жильцов, кое-где остались обрывки обоев. Брошенные здания разграбили охотники за металлом.

Беда жителей – вода

В полуживом поселке квартиры можно купить почти даром – за две тысячи долларов, говорят местные. „За эти деньги есть шанс приобрести и двух- и четырёхкомнатную. Есть люди, которые просто отдать хотят здесь жильё“, говорит старшая дома. Жизнь здесь немного оживилась, когда в мирные области хлынули внутренние переселенцы с востока Украины. В городах для них просто уже не хватает места. Они присматривают сёла. Семья пенсионеров с Волновахи вместе с девятилетней внучкой в сентябре позапрошлого года спасалась от войны. Надеялись, скоро всё утихнет и они вернутся домой. Об Орбите узнали уже в дороге от попутчиков. Заинтересовались. Сначала тут снимали квартиру, а потом выкупили её за тридцать тысяч гривен. Живут здесь уже полтора года.

„Нам тут хорошо. Встретили нас радушно. Природа и люди хорошие. Пока тут живём, что дальше будет, никто не знает“, рассказывает переселенка Людмила Лимарченко. На жизнь переселенцы не жалуются. Семья потихоньку обживается, хоть обходится и без аптеки, больницы, школы и садика. Одна пенсия супругов полностью уходит за коммунальные услуги, на вторую – живут.

Этот текст - часть специального приложения taz, посвящённого 30-ой годовщине катастрофы на Чернобыльской АЭС. Молодые журналисты из Украины, Беларуси и Германии - участники семинара фонда "taz Panter" - делятся своими размышлениями и личным опытом на тему Чернобыля.

„Отопления у нас нет, греемся конвектором. Закрываем дверь, в одной комнате топим, а в других, конечно, холодно. Вот четыреста гривен заплатили за прошлый месяц, мы экономили и холодов сильных не было“, продолжает Людмила.

Квартира, в которой поселилась семья, пустовала последние десять лет. На саму пенсию супругам-пенсионерам шикарный ремонт тут не сделать. Но муж Людмилы Владимир мастер на все руки. Сумел сам довести жильё до жилого состояния. Делится, воды вообще не было. Всё было ржавое. Но я слесарь, всё перебрал и переделал сам. Сделал потолок, стены привёл в порядок.

Беда жителей Орбиты – вода. С кранов течёт техническая. Программу, которая предусматривала водоснабжение в этот посёлок, закрыли из-за отсутствия денег. Нет их и в селе, к которому недавно отнесли посёлок Орбита. Теперь это – улица Орбита. Речь идёт о миллионах, поэтому ищем инвесторов, говорит глава сельсовета Лариса Постригань.

„У нас нет скважины, которая доходила бы до того уровня, где была бы нормальная вода. А люди привозят сами с колодцев села Витове“.

Старожилы Орбиты переселенцам рады. Их с Донецкой и Луганской областей прижились тут пока с десяток семей. Другие – пока присматриваются. Местные очень надеятся, если переселенцы сюда потянутся, об их забытом селении наконец-то вспомнят, проведут воду, создадут инфраструктуру и рабочие места. И тогда их жизнь получит хоть какую- то перспективу будущего.

Einmal zahlen
.

Fehler auf taz.de entdeckt?

Wir freuen uns über eine Mail an fehlerhinweis@taz.de!

Inhaltliches Feedback?

Gerne als Leser*innenkommentar unter dem Text auf taz.de oder über das Kontaktformular.

Bitte registrieren Sie sich und halten Sie sich an unsere Netiquette.

Haben Sie Probleme beim Kommentieren oder Registrieren?

Dann mailen Sie uns bitte an kommune@taz.de